Чтобы изменить высшее образование в России, нужно передать его в частные руки

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Куратор кластеров «Высшее образование» и «Среднее профессиональное образование» Московского международного салона образования 2017 Максим Осовский – о том, почему государство не должно выделять деньги университетам, и почему выпускники ВУЗа должны взять на себя заботу об альма-матер.  

- Максим, расскажите, существуют ли критерии, по которым можно измерить востребованность ВУЗа?

- У университета есть несколько типов клиентов или партнеров, и у них – разные критерии.

Первый - абитуриент, студент, выпускник в одном лице. Что важно для студента? Место, где расположен университет, уровень комфорта в самом заведении. Зарплата, на которую может претендовать окончивший этот ВУЗ специалист, а он хочет зарабатывать больше, чем его родители, и больше, чем человек со средним специальным образованием. Например, получить юридическое образование можно и в колледже. Тогда высшее образование должно давать преимущества при отборе на работу, должен отличаться и уровень зарплаты. Смысл и сила высшего образования в самом слове «высшее». Это верх, сливки в системе образования. Это также вопрос статуса. Родители студента тоже являются заказчиками университета. Их требования, в целом, совпадают с ожиданиями их ребенка.

Еще один клиент ВУЗа – работодатель. Что он хочет получить от университета? Выпускника, которого не придется переучивать на рабочем месте, и даже больше – выпускника, который сам может научить работодателя, привнести нечто новое и полезное в корпорацию. Если же работодатель получает специалиста, которого нужно переучивать, не проще ли взять выпускника школы или колледжа и дорастить его до необходимого уровня компетенции.

Многие же предприятия поступают с точностью наоборот: даже на рабочие должности берут человека с дипломом об окончании высшего учебного заведения. Свои действия объясняют тем, что им приятно окружать себя образованными людьми, теми, кто не поленился еще пять лет учиться и сдавать экзамены.

При этом государство тратит около десяти процентов бюджета на образование в целом, из них - триллион рублей – на высшее образование. По специальности же работают только семь процентов выпускников.

Уже есть компании, которые принимают сотрудников без диплома. Например, если выпускник школы владеет программированием, то может устроиться на работу, минуя университет.  

Четвертый партнер ВУЗа – производственное либо промышленное предприятие. Ему университет нужен как поставщик научных исследований. Это могут быть разработки в области экономики либо новые технологии – то, что можно купить. У любого ВУЗа есть, как минимум, десять, а где-то и пятьдесят тысяч студентов, которых можно «натравить» на еще неразгаданные в науке проблемы. Молодые люди под руководством профессоров проводят исследования, получают результат, который можно использовать в производстве. За это предприятия готовы выкладывать приличные суммы.

И это очень важный показатель успешности ВУЗа. В европейских странах за исследования университеты получают от сорока тысяч до трехсот тысяч долларов в год на преподавателя либо аспиранта – тех, кто занят исследованиями. Мы сравнивали эти цифры с российскими показателями. Так вот в России сорок тысяч – верхняя планка.  

Когда мы говорим о том, что руководители предприятий платят за исследования, мы подразумеваем, что и государство тоже платит за них. Например, система грантов. Но суммы, по сравнению с тем, что получают ВУЗы за рубежом, значительно меньше. Это происходит не потому, что государство «жадничает», а потому, что университеты не могут предоставить те исследования, которые нужны предпринимателям в реализации их амбициозных проектов.

Один из критериев успешной работы университета – научные статьи. Исследователи стремятся публиковать результаты своих работ.  Если ВУЗ изучает актуальные проблемы, то число научных статей будет достойным.

Но важно также учитывать, сколько денег крупные мировые компании заплатили за те исследования, о которых ученые написали эти статьи. Это показатель, насколько они востребованы обществом. Никому не нужны исследования ради исследований.
И вот еще какая штука. Бизнес-компании редко существуют века или даже десятилетия. Они проходят определенный цикл развития и затем умирают. Если раньше кто-то выпускал пейджеры, то он не может  в одну секунду переключиться на мобильные телефоны. Компания объявляет себя банкротом, и никто о ней не жалеет. Университеты, наоборот, живут очень долго. Болонскому университету – тысяча лет, МГУ – почти триста.

Важнейшая задача университетов – сохранение и передача знаний, научной школы. И эту функцию не отслеживают никакие рейтинги. Это впрямую не нужно ни студентам, ни их родителям, ни работодателям.

- Насколько российские ВУЗы соответствуют этим критериям?

- У нас есть несколько университетов, которые входят в сотню лучших ВУЗов мира, еще несколько входят в 500 лучших. Но их не так много.

- В чем сильные и слабые стороны российских ВУЗов – по сравнению с ВУЗами США и Европы? Какие российские практики достойны тиражирования?

- Плюс российских ВУЗов только один – преподавание на родном языке.

- И только? Тогда поговорим о минусах.

- На Салон приглашена организация «За качество образования». Они работают по методикам европейских стандартов качества образования – это по сути диагностика самих студентов заведения, в котором они учатся. Там, например, есть такой критерий, как наличие туалетной бумаги. Казалось бы, мелочь, но, если ее нет, о каком уровне университета можно говорить.
Для меня самый главный показатель – это охранники на входе в университет. Если есть охранники, значит, в университете происходит что-то не то и не так. ВУЗ должен изменять мир вокруг, взаимодействовать с ним. В любой европейской стране вы можете прийти в любой университет, провести там целый день, и никто не скажет вам ни слова. А если повсюду замки и охрана, значит, сотрудники ВУЗа боятся окружающего мира, их контакт с обществом нарушен. Как же они могут влиять на людей, учить их?

- В таком случае, как должна измениться модель университета в России?

-  Мы должны понять, что университет – это большой инертный механизм, который невозможно изменить с помощью указа или директивы. Невозможно это сделать даже за несколько лет. История не знала таких примеров, когда сотрудникам университета сказали «пора меняться», и они быстренько послушались.
Чтобы начать менять университет, его надо перестать финансировать.

- Звучит очень смело.

- Измениться можно лишь через сильное потрясение. И другого пути я не вижу.

- Но в таком случае большинство сотрудников уйдет из университета.

- Люди, которые готовы уйти, если им отрезать канал финансирования – пусть уходят. Сейчас они выполняют странную обязанность – в течение пяти лет готовят на рынок безработных. Я убежден, что платить человеку только за то, что он пришел на работу – это гибельный путь для государства.

Останутся те профессионалы, которым готовы платить за исследования, и те, кому будут платить за высокую подготовку кадров,  те, кто хочет сохранить научные школы.

- Но за счет чего или кого будут существовать университеты?

- За счет исследований, с одной стороны. С другой, я считаю, что образование не может быть бесплатным. Бесплатные ВУЗы напоминают бесплатные столовые. Вряд ли вы там найдете вкусную пищу.
Великий педагог Ян Амос Коменский считал, что для того, чтобы учиться, нужно иметь свинцовую задницу, голову из чугуна, медные мозги и золотой кошелек. Представьте себе, что государство выдает всем бесплатные ботинки. Скорее всего, это будут одинаковые ботинки, сделанные максимально дешево и без изысков. По такому принципу у нас сейчас существует школьное и высшее образование. Зачем?

- Так кто же должен финансировать университеты?

- Университеты должны финансировать «якорные» партнеры – крупные предприятия, которые верят в будущее университета, те, кто сейчас заказывает и финансирует исследования, а также выпускники. Человек, который получил достойное образование, ушел работать в компанию, стал успешным предпринимателем, открыл собственную компанию, должен отдать часть денег, которые он заработал, своей альма-матер. Так же, как он возвращает деньги государству в виде налогов или платит собственным сотрудникам. Человек способен содержать университет, которому обязан качественным образованием.

- Он будет делать это на добровольной основе, не заключая никаких соглашений перед началом обучения?

- Конечно, на добровольной.

- Возможен ли такой подход? А если человек откажется платить?

- Пока ситуация демонстрирует, что у нас слишком мало хороших университетов, в которые выпускники готовы вкладывать деньги. Но ведь 50 тысяч человек одновременно учатся в университете. Посчитайте, какую сумму они могут заплатить ВУЗу для его финансирования уже после обучения? Огромную. Именно выпускники во всем мире наполняют эндаумент университета.
Не стоит забывать и про предприятия, которые платят ВУЗу за исследования. И еще один важный момент – современные «предпринимательские» университеты внутри себя способны выращивать предприятия. Например, в Бельгии в университете Лёвена однажды решили, что могут создать собственные предприятия и профессоры могут в них участвовать, в итоге те же самые профессоры стали миллионерами.

Но для этого надо иметь научную школу и исследовательскую базу, чтобы было из чего создавать. А если этого нет – ничего не построишь, и в таком случае – зачем это нужно?

- Как вы пришли к таким выводам?

-  Я работал с университетами Кировской области и Москвы и наблюдал структуру изнутри. Думаю, что в любом университете есть часть профессуры и преподавателей, которые не способны ни на исследования, ни на предпринимательские проекты, ни на продолжение научной школы. Они как атрофированная рука. И пока мы колем поддерживающие витамины, это все продолжает существовать.

- Отказ от финансирования напоминает шоковую терапию.

- Я не предлагаю охватить сразу все ВУЗы. Для начала нужно провести эксперимент на тех пяти-десяти процентах, которые будут готовы к созданию Ассоциации выпускников, а те, наряду с предприятиями-партнерами – к финансированию. Владельцем ВУЗа должно стать не государство, а коллектив преподавателей, предприятия-партнеры и выпускники. Во время эксперимента необходимо убрать контроль со стороны Министерства образования и других чиновников. Должен быть переходный период – пять или десять лет, в течение которого можно будет увидеть, что произошло с университетом, который получил во владение земельный участок и недвижимость.

- Как много сторонников вашей модели развития ВУЗов?

- Я думаю, что эту тему еще никто не поднимал. Нам будет, о чем поговорить на Салоне образования.

mos zdravo

mmc

Р\C: ПИ № ФС 77-21836
Министерство печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Российской Федерации

Учредитель:
ООО Издательство «Медиа Парламент»
123290, г. Москва,
ул. 2-я Магистральная, д. 10, стр. 1, к. 46

Контакты:
тел.: 8 (495) 908-83-61, 8 (901) 523-26-45
Е-mail: vfgazeta@mail.ru. gegazeta@mail.ru

Яндекс.Метрика

HotLog

Copyright © 2016 "Media Parlament". All Rights Reserved.

Designed By M-Digital (Vudža)

Search